Однажды простой садовник решил улучшить качество горшков для цветов… и открыл железобетон! Этим человеком был француз Жозеф Монье. Придумал же он этот материал благодаря цементу и бетону. Без них о необычном изобретении не было бы и речи. После такого удивительного открытия появилась новая веха в строительстве, аналогов которому нет и поныне.

Многие патенты на железобетонные изделия были получены в XIX веке, и ближе к его концу опытные архитекторы и конструкторы во всю начали пользоваться этими патентами при строительстве разнообразных зданий и сооружений. Первый патент на использование бетона и метала вместе, в 1854 г. получил обычный штукатур из Англии – Уильям Уилкинсон. Тогда прародитель нынешнего железобетона очень отличался от того, что мы используем сейчас. Однако как в то время, так и до сих пор сама его конструкция остается неизменной.

Одновременно с этими событиями французский строитель Франсуа Куанье разрабатывал и изучал первичные свойства нового материала. Так, используя свои наработки, он построил несколько зданий, описывая методы применения материала в специальной брошюре, ведь тогда как раз началось интенсивное использование железобетонных изделий при постройке перекрытий, а так же в качестве монолитных и сборных плит. Пройдет немного времени и в Нью-Касле будет возведен уже целый дом целиком и полностью состоящий из железобетона. И это только 1865 год!

Хотя тогда ни патент Уилкинса, ни брошюра Куанье не получили широкой огласки. Но сама идея создания этого материала уже витала в воздухе. Интенсивный рост промышленности в городах, развитие транспортных сетей и все ускоряющейся темп торговли между странами стали катализатором, послужившим поиску сверхпрочного материала для строительства будущих заводов, фабрик, мостов, портов и многих других капитальных сооружений. Серьезное развитие цементной промышленности и черной металлургии, а так же предшествовавший им многовековой опыт строительства из камня, неармированного бетона, дерева и двухсотлетний опыт строительства из металла стали тем базисом, которым вооружились ряд архитекторов и строителей из Германии чтобы воплотить свою идею об сверхпрочном материале для. Так один из них, Вайс Гюстав, выкупил идею незадачливого садовника, увидев в ней высокий потенциал. После продолжительных разработок, Гюстав принял решение, что арматура должна находиться не в середине плиты, а ближе к ее нижней части. Вот только Монье не согласился с таким выводом. В результате непродолжительных споров, Вайс все же доказал своему оппоненту, что укладывая арматуру таким образом, создаваемые из нее конструкции будут прочными, качественными и долговечными (в современном строительстве используется железобетонные изделия с арматурой, расположенной как на верхней части, так и на нижней). Именно благодаря этому спору, а так же знаниям и доказательствам немецкого инженера, строителям удалось увеличить пролет между железобетонными перекрытиями до 5 метров (современные же исследователи увеличили этот интервал аж до 12 метров).

Так появилась история железобетона, насчитывающая уже около двух столетий, а методичное и повсеместное строительство именно этих сооружений на протяжении стольких лет – следствие той важности открытия, исследования и усовершенствования нового сверхпрочного материала, которым пользуются и по сей день.